Уважаемые читатели!

15 января 2021 года могло бы исполниться 80 лет Владимиру Кучуковичу — государственному деятелю Республику Алтай. По долгу памяти решаюсь поделиться личными воспоминаниями о нём. Не знаю, как получится у меня?

3 июня в прошлом году не стало его. Ему было 79 лет, пять месяцев и восемь дней. Многим не верилось, что такое может быть с ним. По календарю в тот день долгота дня составляла 17часов 13 минут.

Спрашивали знакомые и друзья друг друга:
– Да что у него, собственно, было?
– Сначала доктора не могли определить, То есть определяли, но различно.
– И неужели он был в памяти? — спросил кто-то.
– Да, – прошептала вдова, – до последних дней. Несколько месяцев ужасных страданий и вот смерть.
Одна пожилая дама с прибалтийской фамилией по телефону поинтересовалась у знакомого, что случилось с ним. Тот отвечал – организм не справился. Ведения дел взял на себя друг умершего – Владимир Иванович Петров.
Кем же был он до пенсии? Бывший флагман коммунистов в Усть-Коксе, затем председатель облисполкома, Глава Правительства Республики Алтай. Позднее являлся членом Совета Федерации РФ от Республики Алтай. С 2019 года член генерального совета «Партии Дела». Известный политик Республики Алтай, даже в Западной Сибири, знаток московских коридоров.
Время было такое в 90-е годы, одни политические партии возникали, а другие незаметно исчезали. Человек часто менял свои взгляды, убеждения, словно флюгер вращался для определения направления ветра.
Петров и Сабин были близкими приятелями с Усть-Коксинского периода работы. Когда заболел Владимир Кучукович, Владимир Иванович поступил по отношению к нему человечно. Прежде всего, сумел убедить самого больного согласиться на операцию в Барнауле, договаривался с врачами республики и краевыми, возил сам туда и обратно в больницу. Со всей душой относился к семье больного, при первом же звонке являлся к ним и спрашивал, чем помочь.
В ноябре прошлого года я и жена пришли проведать больного пульмонологического отделения БУЗ РА. Петров с бывшим лидером советских профсоюзов были уже там. Нам показалось, что Сабин поправится. Правда, говорил еле слышно и тихо. Он тяготился посетителями. Родственников с продуктами разворачивал обратно домой.
Раньше мне было интересно с ним разговаривать на различные темы и казалось, что этот интерес был взаимным. При жизни Сабин был упитанный, полный и здоровый, высокого роста, тёмноволосый, со смуглым скуластым лицом, азиатские хитрые глаза завораживали и привлекали к себе внимание. Его образ был многопланов. Приставкой к его имени выступало то «чиновник», то «лирик с нераскрытым талантом поэта в душе», то «большевик» или «социал-демократ». В сущности, он был радикален, а тексты его были равны поступкам.
Был период, когда он вышел на пенсию, не стал заниматься общественно-политической деятельностью, больше писал статьи на разные темы, в том числе с критикой руководства республики по вопросам внутренней политики и национальным проблемам. Защитником правительства республики явился доктор экономических наук М.П. Зотов. Тот выступал с апологией в газете «Постскриптум» от 18.03.2015г. под названием «Бурханизм - «троянский конь» пятой колонны?», где обвинил В. Сабина в непонимании столетней истории бурхана. А дальше был суд. Судебное разбирательство закончилось по пословице: «На нет и суда нет».
Отмечу, собственная история жизни Сабина началась с 1941 гола в небольшой скотоводческой деревушке – старом Бельтире. Володя был первым ребёнком отца Кучука, вырос он в годы войны. В маленьком Бельтире все были бедны и не сознавали этого, и всем жилось, казалось им, неплохо, но это как раз понимали все.
Несмотря на это, общество деревни все-таки незаметно делилось. Из хороших семей были дети председателя колхоза, главного бухгалтера, агронома, зоотехника, инженера, председателя сельского Совета, директора школы. Из семей простых были чабаны, козоводы, табунщики и прочие. Родители Сабиных были из категории простых людей. Отец фронтовик, мать труженик тыла. У них было пятеро сыновей, двое девочек. Братья выросли быстро, обзавелись семьями, жили каждый сам по себе, но они умерли рано, теперь из детей отца Кучука осталась лишь одна дочь Зоя, живёт она в Ине Онгудайского района.
Володя, окончив Областную Национальную школу, поступил в АСХИ. С 1963 года начал свою трудовую деятельность главным зоотехником колхоза «Кызыл-Мааны», затем главным зоотехником управления сельского хозяйства Кош-Агачского района.
За ясность ума и трудолюбие был приглашен на партийную работу, сначала завотделом, затем вторым секретарём Кош-Агачского райкома КПСС. Впервые в 1972 году мимолетная встреча произошла у нас с ним по пути на краевое совещание из Акташа. Пути-дороги наши сошлись через пять лет в Усть-Коксе. Он работал здесь с весны 1977 года председателем райисполкома, я с конца июня начал работать секретарём этого района.
15 января 1978 года вечером позвонил Владимир Кучукович и пригласил к себе в гости. Он сказал, мол, немного посидим. Не ведая ничего, в назначенное время с женой и детьми спустились с улицы Мичурина к Харитошкина. Уже стол был накрыт яствами, кроме нас никого не было, уселись с хозяевами за едой. Он символически поднял рюмку и произнёс витиеватый тост, естественно, я пропустил его мимо ушей, но зато хорошо закусил и выпил. Наутро спрашиваю жену, в чём был смысл вечеринки, она оказалась тоже без понятия, только через два дня узнали – был его день рождения. Подумал про себя: «Надо же, теленгит перехитрил меня, тубу». Таково начало нашего близкого знакомства, которое постепенно переросло в семейную дружбу. Я ничуть не изменил своего отношения к нему, кажется, он также относился ко мне как к равному, хотя он занимал высокие должности в работе.
Похоже, ему даже нравилось моя тубаларская тупость, я «наезжзал» или задирался на него, называя шутливыми разными теленгитскими прозвищами. В свою очередь он любил подтрунивать надо мной. По случаю какого-либо праздника по телефону сначала поздравлял мою жену как землячку, а в конце разговора ехидно спрашивал меня: «Где ты, туба, сидишь, под кедром или наверху?»
Мне посчастливилось воочию видеть, как он не боялся встреч с людьми, не боялся толпы. Сабин сразу подходил и первым здоровался по рукам, такой узнаваемый, и начинался разговор, темы были разные, руководителю региона нужно постоянно себя контролировать, быть всегда начеку, сжатой пружиной, но это не значит, что нужно быть, по А.П. Чехову, «человеком в футляре».
В1979 году Владимира Кучуковича переводят первым секретарём Улаганского райкома партии, Приступив к новой должности, первое, что он сделал – добился от вышестоящих органов переноса районного центра из Акташа обратно в Улаган. При нём был начат капитальный ремонт дороги Акташ-Улаган. А чего стоило строительство дороги на с.Язула? Непомерного труда!
Как-никак в Улагане я проработал три года, побывал кое в каких местах. Помню мою первую поездку в сентябре 1972 года на отчётно-выборное собрание коммунистов фермы «Челушман», Собрались на центральной усадьбе совхоза «Советский Алтай» трое (лидер профсоюза, комсомольский вожак и я). Выехали на коне к полудню, парторг К.Сандяев пообещал быть там назавтра. Лесная тропа начиналась от села Паспарты, ехали все время по камням и ухабам, горным лесом. Не очень просто было ездить по такой тропе. Дойдя до вершины Улаганского плато, увидели напротив величественную картину Челушманского нагорья, а внизу по долине текла большая красивая река под названием Челушман. С горы Уйту-Кайа долго спускались по крутому и голому склону, и пеший, и конный, и по камням.
Наконец дошли до трёх животноводческих стоянок так называемого села Коо, где отсутствовало электричество. Обратно возвращался я с парторгом совхоза через перевал Кату-Ярык. Мне здесь подъём показался умеренным, по сравнению с предыдущим перевалом, Теперь перевал Кату-Ярык благодаря настойчивости Владимира Кучуковича Сабина стал одним из брендов Республики Алтай. Сегодня, по прошествии многих лет, жители района говорят о нём как-то особо, и говорят добрые слова.
С октября 1986 года Сабина утверждают заведующим отделом организационно-партийной и кадровой работы Областного комитета КПСС. Это важная должность в партии, особенно для алтайской национальности. Отсюда могли сделать карьеру вплоть до второго секретаря Обкома партии или председателя облисполкома и других престижных должностей.
Однако события 19-21 августа 1991 года круто изменили общественный строй государства, поменялась структура самого общества, партия КПСС объявлена вне закона. В.К. Сабин не считал себя «потерянным поколением» в связи с утратой КПСС – это не означало конец жизни. Он постоянно подчеркивал, как много дала ему компартия в смысле жизненного опыта, формировались его политические убеждения.
В декабре 1991 года он назначен председателем комитета по охране окружающей среды и природных ресурсов Республики Алтай. Снова происходит взлёт в жизни Сабина В.К. – он первый заместитель председателя Правительства Республики Алтай. В результате закулисных интриг распущены члены Правительства республики, в том числе он.
В декабре 1997 года Владимир Кучукович избран депутатом Государственного Собрания – Эл Курултай РА. Два созыва подряд являлся председателем постоянной комиссии по экономической политике, финансам, бюджету и предпринимательству Госсобрания – Эл Курултай РА. С 2006 по 2010 годы он депутат Республики Алтай четвёртого созыва от партии «Справедливая Россия».
За добросовестный труд он награжден орденами «Знак Почёта» и «Дружбы народов», высшей наградой Республики Алтай – орденом «Тан Чолмон», почётными грамотами Государственного Собрания – Эл Курултай РА, ему присвоено звание «Почётный Гражданин Республики Алтай».
Будучи одним из старейших депутатов республики, он относился к работе в парламенте самым серьезным и ответственным образом. «Его предложения были всегда конкретны, жизненны и продуктивны», – отмечали коллеги. Главным критерием его поступков были интересы республики, Кош-Агачского района, избирателей всего округа, которые он достойно защищал. Он хорошо знал обычаи, национальные традиции коренных малочисленных народов, проживающих в Республике Алтай. Он выработал для себя правило холить пешком от дома до работы и наоборот, хотя за ним закреплялся служебный автомобиль. По дороге ему встречались разные люди, которых очень внимательно выслушивал, а потом принимал нужное решение.
Государственник и патриот по убеждениям, постоянно загруженный всевозможными делами, тем не менее, он был жизнерадостным, открытым и доброжелательным человеком. Вот таким запомнился он мне.
«Как будто было это сегодня, а прошло 54 года совместной жизни, – горестно вспоминала жена Светлана Аркадьевна Сабина (девичья фамилия Анатпаева). Она, молодая выпускница Горно-Алтайского педучилища, поехала учительствовать в Бельтирскую начальную школу. Добираться с Кош-Агача до старого села Бельтир – не далёкий путь. Пока едешь на попутной машине, особенно зимой, вечно крутит поземка в горах, летом дует ветер по равнине. Ноги стынут, руки стынут, даже спина мерзнет. Наконец появляется село, крутом высокие горы, внизу река. Жаль, что климат здешний не такой, как в купчегенских горах. Придется терпеть. В ясный дель глянешь из класса – горы всегда перед глазами. Сама школа на пригорке.
Дни шли. Обычно в этих местах в феврале-марте начиналась сакманная пора. Через неделю- другую посыплются ягнята в колхозе как груши. Как всегда, в колхозе не хватало сакманщиц. Для помощи на время окота брали женщин, большей частью престарелых да бездетных, иногда на неделю-две — школьников с учителем. На чабанских стоянках топили железную печурку слежавшимся овечьим кизяком. Там же на полу все спали.
Поеживаясь в стылом классе, терпеливо пережидая приступы кашля у ребят, учительница продолжала рассказывать по предметам, порой поглядывая краем глаза в окно. За окном метет. Сыплет снег. На стёклах наросла наледь. Помутнели окна. Ей хотелось увидеть долговязого парня с райцентра, который приезжал по субботам-воскресеньям к родителям.
Однажды состоялась судьбоносная встреча в селе, таких свиданий было немало. Судьба толкнула их зарегистрировать свой брак. В 1966 году Светлане Аркадьевне было 19 лет. Она была невысока ростом, хрупка от природы, наделена на редкость привлекательной наружностью, какую только можно себе представить у алтайки. Предки происходили из алтайского урочища Купчегень, рядом селились переселенцы-старообрядцы: Климовы, Зубакины и др. По переписи 1926 года недалеко от деревни Купчегень находился приграничный кордон Чике-Таман, состоящий из 35 пограничников.
Светлана Аркадьевна считала, что школа – её призвание. Она со всей душой относилась к детям, вообще к людям. Недавно один из ее бывших учеников В. Уханов написал много теплых слов в адрес первой своей учительницы в газете «Звезда Алтая». Надо отметить, все учителя этой школы были равны, сердца их не ведали зависти. Самое главное, у Светланы Аркадьевны всегда было доброе отзывчивое сердце!
Конечно, она была союзником мужа, всюду следовала за ним, два с половиной года проработала инспектором Усть-Коксинского райОНО, затем в той же должности в Улагане. Более 15 лет работаля воспитателем в Областной национальной школе — гимназии имени В.К. Плакаса. Так прошло время. Разве мало бывает дум у человека, когда он остаётся наедине сам с собой? Так случилось однажды, послышалась знакомая алтайская мелодия, Эта музыка за душу брала, нежданно-негаданно защемило сердчишко. Это был родной напев, который всегда представлялся ей песней одинокого всадника, едущего по предвечерней окрестности Большого Ильгуменя.
Она вспомнила, что до семи дней приснился муж. В старину не соблюдалось у алтайцев ни семь, ни сорок дней по языческой вере. За многовековую нашу историю все традиции и обычаи переняли от русской православной веры. Со страхом и трепетом переживала Светлана Аркадьевна, как провести сороковой день (отметим, сразу всё прошло отлично) в период пандемии, так как действовал запрет массовых мероприятий....
Однако вернёмся к больному Владимиру Кучуковичу, операция лишь временно заглушила страдании, но не излечила болячки. Страдал он ужасно от боли, не мог шевелиться в постели, переворачиваться с боку на бок. В последние дни участились судороги ног и прибавились другие сопутствующие болезни. В ужасном одиночестве в больничной постели ночью приходили разные мысли: «За что так мучает меня болезнь?», «Зачем эти муки?».
Эти «вечные» вопросы вновь и вновь вставали перед ним. «Может быть, я жил не так, как должно? – приходило ему вдруг в голову. – Но как же не так, когда я делал все как следует?» – говорил он себе. Чем дольше шла болезнь, тем больше настроение менялось не в лучшую сторону. Однажды после очередного приступа он сказал врачу: «Ведь вы знаете, что ничего не помогает, эти ваши таблетки и уколы?».
- Облегчить страдания можем, – сказал доктор.
Жене все время казалось, что он замерзает, она пыталась согреть его грелкой.
8 мая мы пришли мы к ним домой, он решился посидеть с нами за столом, помогли его усадить внук, племянница и жена. Первое, что он сделал – попросил свою жену принести подарок для моей жены к 70-летию и набор личных галстуков для меня. Я выбрал один и сразу надел на шею. Мне показалось, он одобрил мой поступок. За столом немного поговорили о том, о сем. Он устал, его приподняли и повели в соседнюю комнату, там бережно уложили на диван. Жестом указал он мне присесть возле ног, я немного посидел, на прощание пожал руку и сказал: «Держись!»
5 июня его хоронили.
Говорят, что человек чувствует приближающуюся смерть. Он позвал двух своих друзей и наказал им ритуальное прощание провести в «Эдеме», без широкой публики. Однако инициативу взял на себя Владимир Иванович Петров. Он решил церемониал провести с почестями в городском Доме Культуры.
Снаружи рядом с дверью к стене поставили глазетовую крышку гроба с кисточками и столбик с обозначением даты рождения и смерти. Тихо звучала траурная музыка. У входа в ДК медики проводили проверку на вирус у пришедших людей. В гардеробной стояли несколько человек, в фойе народу было столько, сколько могло поместиться. Здесь толпились приезжие из районов, знакомые и друзья по городу, родственники, бывшие сослуживцы – депутаты Госсобрания, также был председатель Эл Курултая В. Тюлентин.
Присутствовал депутат Госдумы РФ Р. Букачаков, который написал в «Звезде Алтая» содержательный некролог о Сабине. Только отсутствовали руководящие члены правительства республики и городской администрации, также не было никого от телевидения и прессы.
Сенатор Т. Гигель стояла наедине со всеми. Ей хотелось лично выразить вдове соболезнования, но она не знала её в лицо. Одни думали, стоя у стены: «Бог дал, бог взял его». «Божья воля. Все там же будем», – не веря своему слову, сказал атеист, оскаливая свои жёлтые зубы.
Седоволосые сокурсники из Онгудая (их было трое) по Алтайскому сельхозинституту молча смотрели на покойного: «Вот он умер, а я вот нет», – думал каждый. «Траурный митинг, посвященный его памяти, состоится на кладбище. Вам нужно там выступить», – сообщили поэту, он стал собираться. Народный писатель был блестящим оратором в Республике Алтай, Много чего он повидал на свете, выступал в любых аудиториях России и за рубежом. Народ знал его как публициста, востоковеда, знатока алтайской культуры. Он вышел из квартиры ровно 12часов дня, без цветов. Шел неторопливо,прислушиваясь к реке Маймушке, которая текла размеренно и плавно, несся свои грязные воды к Катуни. Кукушка куковала в лесу на Комсомольской горе. Тучки кудрявились, но ветра ещё не было. Бог знает, о чем думал писатель по пути. За стадионом «Спартак» поравнялся со мной публицист-переводчик и прошагал мимо меня.
Заканчивая свое воспоминание о Владимире Кучуковиче, хотелось бы подчеркнуть, что нашей республике очень повезло, что в парламенте оказался такой грамотный и глубоко порядочный человек, вдобавок ещё и трудяга, и старательный человек. Будучи по натуре добродушным и скромным, в памяти народной останется он одной из ярких личностей алтайского народа. Поэтический дар ему был дан от теленгитской земли, но он не сумел полностью использовать его при жизни, так, чтоб о нём знали и помнили его наследие. Можно сказать, что это настоящий сын своего народа.
Я считаю, на доме, где он жил, надо установить барельеф с изображением Владимира Кучуковича Сабина.
Александр Санович Тадыжеков
Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)