В апреле этого года мы писали о том, как наш суд проявляет просто феноменальную безалаберность и безучастность. Продемонстрировано было это на примере судебного процесса, в котором участвовал Вадим Умрихин. Он был обвинён в том, что он перевозил наркотические вещества (каннабис и гашишное масло) в Улаганском районе. По словам Умрихина, каннабис в количестве 0,6 грамм

(за что полагается лишь административное наказание) принадлежал ему самому, а гашишное масло принадлежало его знакомому (он, как ни странно, был отпущен). Полицейские, опять же, как говорит Умрихин, заставили его брать вину на себя, но Вадим, первое время соглашавшийся с ними, решил всё же отстаивать свою точку зрения в суде, в результате которого его отправили на стационарное обследование в Горно-Алтайскую психиатрическую больницу на 30 дней

Спустя некоторое время после того, как Вадима выпустили с больницы, он связался с редакцией и попросил дать ему рассказать о том, как обстоит положение дел на данный момент. Если говорить о том, как проходило, собственно, само «стационарное обследование», то можно сказать, что это было… мягко говоря, странно. Судите сами — единственным врачом (!), посетившим Вадима за то время, пока он лежал в больнице, был психолог, проводивший анкетирование. На один день его переместили в неврологическое отделение, но затем почему-то вернули обратно. Психиатр, по его словам, активно заставляет подсудимых по разным делам, которых поместили в стационар, признавать свою виновность, санитары не позволяли пользоваться телефонами, а лечащий врач с ним и вовсе не контактировал.
Так что, продержали его там, по сути, просто так, ведь никаких серьёзных психических отклонений у него выявлено не было. Само его дело было передано из суда следователям, а Вадиму сказали приезжать в Улаган за результатами экспертизы. Вообще, его довольно часто вытаскивали туда и обратно — за те семь-восемь месяцев, что он находится в Республике Алтай, в Улагане он был уже три или четыре раза. За это время по делу Умрихина сменилось два дознавателя. Следствие по каким-то непонятным причинам затормаживалось.
Также состоялась и очная ставка, о которой просил Умрихин, но она ни к чему не привела — Беляев, знакомый Вадима, с которым он ехал в тот злополучный день с запрещенными веществами, свою вину отрицал и обвинял самого фигуранта дела. А когда Вадим хотел попросить копии материалов дела для того, чтобы с ним ознакомился адвокат, следователи, если верить сказанному, в грубой форме ему в этом отказали. Еще одно обстоятельство, вводящее в замешательство — то, что суд в Горно-Алтайске после того, как Вадим прошел обследование в психдиспансере, не принимает ходатайства об апелляции, хотя его уже признали вменяемым. Вместо этого его заставляют ездить то в Улаган, где на него дело и завели, то в Онгудай.
Надо обратить внимание на то, в какие условия загоняют Вадима правоохранительные органы… скажем так, не оказывая давления напрямую. Речь идёт о подписке о невыезде — у Вадима есть родственники в Бийске, у которых бы он мог побыть какой-то определённый период на время следствия, но из-за ограничений в передвижении он вынужден оставаться в Горно-Алтайске, где ему негде жить: из общежития, в котором он ранее жил, его почему-то выгнали, хотя он не нарушал общественного порядка и не доставлял хлопот своим соседям. Как предполагает сам Вадим, кто-то узнал (возможно, не без помощи сотрудников соответствующих инстанций) о том, что он проходит подозреваемым по делу о наркотиках, и решили «перестраховаться».
В общем, ничего нового. Исполнительная и судебная система Республики Алтай все еще пытается оказать давление на человека, который пусть приехал издалека (напоминаем, что Вадим — житель Магадана) и попал в трудные жизненные обстоятельства, но пытается восстановить справедливость. Еще один повод раскритиковать российские суды, полицию и Следственный комитет, для которых будто бы единственной приоритетной целью является не выполнение служебного долга и защита граждан государства, за соблюдением законов которого они должны следить, а выполнение плана по выработке и получение внеочередного звания или более высокой должности. К сожалению, помогать людям, живущим в одной с ними стране, они, видимо, не намерены.
Даниил Кукуев

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 голосов)